ГлавнаяО компанииНовостиНаши проектыАрхивВакансииКонтакты


ИЛЬЯ СОКОЛОВСКИЙ: КАК КАРТА ЛЯЖЕТ…

- Илья, давайте начнем наше интервью нестандартно. Скажите то, что Вам самому хочется сказать…

- Да ничего не хочется сказать. Хочется, чтобы закончились пробки, стало тепло и светило солнце. Вот это бы был настоящий огонь любви Ильи Соколовского, да простят меня наши продюсеры.

- Ну, тогда будем говорить о работе. Насколько интересной для Вас оказалась роль Эдика, тяжело ли дался период  работы надо образом?

- Вы знаете, мне всегда легче вжиться в откровенного гада, чем в положительного героя. Я думаю, что и играть положительных героев сложнее, потому что у отрицательных больше «шкурных» интересов, их характеры объемнее. В последнее время я как-то больше дружил с братьями-плохишами. Хотя, я не могу сказать, что Эдик – персонаж абсолютно положительный. У него масса своих интересов, с  которыми он и не думает бороться… Заносит его часто. Все мы люди, все мы делаем ошибки. Но, мне кажется, что он очень неплохой человек. Характер у Эдика разносторонний и интересный.  Так что - особенно сложно не было. 

- А на съемки этого сериала как попали?

- Ответ очень простой. С креативным продюсером «Огня любви» Юрием Поповичем мы работали  на сериале «Танго втроем». Там он был режиссером. Мы семь месяц жили бок о бок в славной стране Аргентине. И, как не странно, не надоели  друг другу за это время. Настолько, что он пригласил меня попробоваться на роль Эдика. Я пришел, попробовался – дальше стандартно.

- Насколько Ваш персонаж переплетается с Вами?

- Я считаю, что любой персонаж можно «надеть» на себя. Эдика нельзя назвать явно положительным героем. Но и в резко отрицательные его не загонишь. В жизни все мы «ходим» в разные стороны. Как бы мы не старались двигаться в сторону добра и благоразумия, каждый из нас может резко сорваться и совершить не слишком благовидные поступки. Поэтому, своего персонажа  на себя я «надел» спокойно. Меня ничего в нем не напрягает. Даже интересно, что ещё авторы придумают.

- Есть ли у Вашего персонажа черты, которые тебе импонируют, либо наоборот – отталкивают? Бываешь ли ты не согласен с какими-то его поступками?

- Он достаточно открытый  человек.  Иногда, даже слишком.  Но может это и неплохо. Бесхитростность характерна для русского человека.

- Вы сразу рассчитывали на роль Эдика или были другие предпочтения? Олега, к примеру, не хотелось сыграть?

- Меня пригласили сразу на роль Эдика. На другие даже не пробовался, а потому особенно о них и не думал. Другие варианты вообще было сложно рассматривать. Сериал большой и весь сценарий прочитать на первом этапе невозможно. Конечно, примерный синопсис я знал. И когда мне предложили роль Эдика, я спросил, кто это и что он делает. Мне достаточно подробно объяснили, меня все устроило. А про Олега я знал только то, что он в сериале будет. Соответственно, и сыграть его особенного желания возникнуть не могло. Кстати, мы все еще до конца не знаем, какие перипетии ждут наших героев. Но то, что происходит с Эдиком, мне пока нравится.

- Радикальные отличия от съемок в Аргентине есть? Процесс поставлен иначе?

- Мы с этого начали. Там солнце. Я бы, конечно, с удовольствием снимался там. Пусть это будет «Огонь любви», «Пальмы любви», «Море любви». Я бы снимался там, где тепло. Где океан. С другой стороны, сниматься на родине тоже удобно. Работа не ограничивается одним сериалом. Существуют и театр в антрепризе. Полнометражные проекты. При съемках на родине есть возможность не терять связи с профессией. За полгода съемок вдалеке от основной работы при нынешней конкуренции очень легко вылететь из обоймы.

- А можно немного конкретнее про упомянутые антрепризу и полный метр?

 - Антрепризу мы играем с Натальей Варлей, Вячеславом Анатольевичем Шалевичем и Татьяной Арнтгольц. С Таней мы трудились в полнометражной картине «Последний уикенд», она меня и позвала в проект. Называется он «Шашни старого козла». Название придумал Шалевич. Изначально все называлось «Квартет на троих». С этим спектаклем мы  колесим по городам и весям. В Петербурге недавно были, в Чебоксарах. Правда, там несколько составов. Моего героя параллельно играют Андрей Панин и Дмитрий Исаев. Реалии сегодняшней жизни – так чтобы все могли все совмещать.

А полнометражная картина с моим участием должна выйти осенью. Я сам отслеживаю, как там идут дела, в интернете, так как потерял контакт со съемочной группой.  Рабочее название фильма «Семья». Кстати, именно на съемках картины я окончательно потерял волосы – меня побрили налысо. Некоторое время на «Огне Любви» даже пришлось пользоваться париком. Еще мы летали с Игорем Лифановым в Узбекистан на съемки картины «Мика и Альфред». Она тоже должна скоро выйти.  В общем, жизнь идет.

- Достаточно много проектов. Обычно актеры жалуются на то, что график съемок на сериалах крайне жесткий и времени на параллельные проекты нет в принципе…

-  Так и есть, к сожалению. Недавно была премьера полнометражного фильма «После жизни», там играеют Алексей Маклаков, Лена Полякова, я, Сидихин… Но я на нее не попал. Был занят здесь. Позвонил, всех поздравил – на этом для меня премьера закончилась. Но актеры  – народ хитрый. И туда влезут, и сюда. Как говорится в пословице, главное – ввязаться в бой, а там разберемся. Сначала кажется, что никуда не попадаешь. Но, в конце концов, все как-то «разруливается».

- И сколько времени  примерно занимает работа над «Огнем любви»?

-  Две недели из месяца. Обещали, кстати, меньше. Не знаю, много это или мало, но мне кажется, что весьма плотно. Ну и день на день, конечно, не приходится. Бывает две сцены в день. Бывает, и весь день провожу на площадке.

- Ночные съемки бывают?

- Ну а как же, конечно. Сейчас в связи с тем, что темнеет раньше, чем летом, ночные съемки, слава Богу, превращаются в вечерние. Ну а ближе к лету все встанет на свои места. Ночь в кадре режиссерам все равно нужна.

- А какие еще особенности есть у этой работы?

- Например, жесткий график съемок. Мы втайне надеялись, что сериал выйдет чуть попозже, но его поставили в сетку прямо сейчас. А большая часть серий еще не снята. Но отступать уже некуда – позади Москва… Теперь если мы будем что-то не успевать, придется работать круглые сутки. Вот эти временные рамки и есть главная особенность.

- В сериале Вы играете водителя. А сами какую машину водите?

- Вчера меня приподняли  - водил седьмую модель БМВ. А до этого катался на Кадиллаке. Основная машина самого героя - Toyota Camry. Но он возит окружающих богачей на их машинах.

- Я имел в виду вашу личную машину…

- А своя машина у меня Honda Accord. Спортивная и очень шустрая. Чем я несказанно доволен – погонять люблю. В кадре этого делать, к сожалению, не дают. Но, может, к лучшему – здоровее буду.

- А трюки приходилось самостоятельно исполнять?

- В этом сериале нет. Здесь трюки больше делают каскадеры. А актеры – народ рассеянный, могут не вовремя о тексте подумать… Это чревато для братьев-продюсеров. Правда, были сцены с лошадьми. С этими животными я дружу еще с картины «Волкодав». Меня там в кадре не очень много. Но режиссер «Волкодава», Николай Лебедев, всегда хорошенько тренирует своих актеров. Мы несколько месяцев прожили между Россией и Словакией. И любой опыт, даже тот, которого не видно в кадре в итоге всегда бывает очень полезным. Я, конечно, не могу назвать себя крутым наездником. Но то, что я с лошадьми не на «вы» - это точно. Рысью или галопом лошадь запустить вполне могу. Если она еще и не поймет, что наверху чайник сидит, все получится вообще замечательно.

- С трюками разобрались. Ну а любовные сцены?

- С первых сцен у меня очень активно начались всяческие любовные моменты. С Ритой, потом… Ну, дальше пока нельзя говорить, но любовь будет. Пока безответная, не знаю, что будет дальше.

- А в жизни как дела на этом фронте?

- А в жизни у меня жена, дитё… Двухлетний сын. Зарекаться страшно, конечно. Но пока я могу назвать себя счастливым человеком.

- Сын сериалы уже смотрит?

- У сына своеобразный взгляд на папу. Когда он только родился, я активно в «Танго втроем» светился. Теперь в «Огне любви». Он не понимает, как это папы не может быть в телевизоре. Если он родился и сразу его там увидел. Куда он может деться?

- И как реагирует?

- Разговаривает периодически. Не знаю, как он с целующимися тетеньками сцены воспринимает. Надеюсь, что мама его уносит от экрана. А, в общем, нормально. Но то, что он беседу беседует с «голубым экраном» – это точно. Привет, папа, иди сюда…

- Сын унаследовал часть Ваших талантов?

- Ну, пока не знаю. Я вот в детстве совершенно не хотел стать актером и вообще. Хотел быть милиционером. Мне очень у них сапоги нравились. Сложилось по-другому. Звучит, конечно, банально, но пусть сын сам выбирает, когда вырастет… А я в чем смогу, всегда помогу.

- Милиционером? И как прошла смена ориентиров от милиции до кино?

- Люди не всегда работают там, где хотят. Мне  очень повезло – это как раз тот случай, когда я получил что хотел… Возможно – не с самого детства.  Но совершенно явно: к чему я подсознательно шёл, тем я сейчас и занимаюсь. Сомнения были, конечно. Они до сих пор проскальзывают. Ведь сначала это нервотрёпка на поступлении, сама учеба, и во, наконец  ты оканчиваешь институт и думаешь, что самое тяжелое позади. А всё только начинается. Актёры – те же дети. Когда все получается, когда хвалят, думаешь:  «Да! действительно не зря стал актёром!», и никаких сомнений не возникает. А когда что-то не получается, начинаю думать: «Нафиг я сюда вообще полез». И вся уверенность разом перечёркивается. Промахи-то намного болезненней переживаются. 

- А легко далось поступление?  Многие поступают не с первого и даже не со второго раза.

- Ну, люди поступают по несколько лет подряд.  Некоторые со мной прослушивались, а потом я их видел перед приемной комиссией,  когда выпускался уже. По сравнению с ними – легко. Мне просто повезло. Я вообще считаю, что в нашей профессии огромную роль играет фортуна. Как карта ляжет….



Вернуться назад ««
Анонсы
Герои и Актеры
Что? Где? Когда?
Новости
От серии к серии
Пресса о нас
Фотогалерея
 
 
 
Все фотографии >>

Тел / факс:   
(495) 617-0325
                               
E-mail:  info@teleroman.ru