ГлавнаяО компанииНовостиНаши проектыАрхивВакансииКонтакты


Прежде чем снимать фильм, сериал или телепрограмму, нужно найти подходящих исполнителей. Кастинг – звучит красиво и заманчиво. Что входит в процесс кастинга и какова специфика актерского рынка сегодня – об этом мы беседуем с генеральным директором компании «ТелеКастинг», театральным режиссером Владимиром Григорьевичем Байчером.


- Насколько серьезна сегодня необходимость в кастинговой компании?

- Некоторое время назад, при спаде кинопроизводства, ситуация была проста. Сидел рядом с режиссером ассистент по актерам или второй режиссер. И режиссер ему говорил: «Слушай, мне для нового фильма нужно шустренькую девочку и парня-мачо». Ассистент или второй отвечал: «Не проблема! Вот у меня есть Маша, Катя, Лена. А еще Миша, Петя, Вася. Давай их отсмотрим и выберем». Информации и личных знакомств одного человека оказывалось достаточно для того, чтобы найти нужных исполнителей. Но сейчас ситуация радикально изменилась. Во-первых, начался подъем кинопроизводства. А, кроме того, множатся телепроекты, требующие не просто большого количества актеров, но целого потока исполнителей. Поток этот должен быть бесперебойным и бесконечным.

- «Поток» переводится на язык цифр?

- Из информационной базы «ТелеКастинга» сегодня ежемесячно снимается около 800 актеров. Это огромное количество. Ведь я имею в виду не актеров массовки, когда, допустим, нужны 150 человек солдат в один проект или 200 человек толпы в другой проект. Речь идет, подчеркиваю, о полноценных конкретных ролях. И людей для них отбирают по единичке. Так что необходимость кино и телевидения в кастинговой компании по-настоящему остра. В сущности, мы выступаем как эксперты по актерам. Мы собираем и систематизируем данные. Еще лет десять и даже пять назад был такой период, когда по всем каналам зрители видели одни и те же лица. Но сейчас аудитории хочется обновлений, хочется видеть постоянно новые и новые лица. Приток свежих лиц – потребность рынка масс-медиа.

- Как происходит формирование вашей базы данных?

- У нас есть специальная служба, она обеспечивает нам постоянные новые поступления актеров в нашу базу. Мы отслеживаем театральных актеров, студентов театральных и киновузов, исполнителей в разных любопытных кинопроектах. Мы включаем в нашу базу непрофессионалов, просто игровых людей - они могут очень интересно проявиться. Если мы чувствуем, что не хватает исполнителей какой-то определенной категории, наши агенты стараются пополнить наши «запасы».

- Вы работаете только с исполнителями, живущими в Москве?

- Начинали с Москвы. Но теперь уже активно работаем и с Подмосковьем. Появляются и артисты, живущие в четырех-пяти часах езды от Москвы. Нашей компанией довольно плотно охвачены Ярославль, Владимир, Иваново, Смоленск. Сейчас работаем над проектом поиска новых исполнителей в регионах. Ведь российская провинция велика, в ней есть чудесные актеры, и притом совершенно не засвеченные.

- Ваша компания занимается раскруткой актеров?

- Нет, у «ТелеКастинга» пока другие функции. Раскрутка – особый вид деятельности. И кстати, он требует очень значительных капиталовложений.

- Актеры из вашей информационной базы имеют право работать только на тех проектах, с которыми связана ваша компания?

- Совсем не обязательно. Хотя как раз сейчас мы разрабатываем форму эксклюзивных контрактов с актерами, которых считаем перспективными. Вот их мы и будем раскручивать.

- А может человек сам явиться, что называется, с улицы, постучаться к вам в ворота и попроситься в вашу базу?

- Конечно! Сотни людей так и поступают! И никогда еще у нас такого не было, чтобы человек к нам пришел и сказал: «Я хочу сниматься!» А мы ему: «Нет, вот вы сниматься не будете!» У нас в базе данных имеются самые разные люди. Худые и толстые. Высокие и низкие. Смешные и представительные. И африканцы, и корейцы, и прочие национальности. Люди с ограниченными физическими возможностями, просто странные люди. Мы прекрасно знаем, что в любой момент может возникнуть потребность в человеческом типе, который еще недавно никому не был нужен. Недавно в рамках одного проекта потребовался настоящий слепой. И снимался слепой человек из нашей базы непрофессиональных исполнителей. Он очень органично провел свой эпизод.

- Что именно подразумевается под данными базы?

- Мы сильно продвинулись вперед по сравнению с традиционным подходом к информации. Как обычно работают агентства с актерами? Приходит актер с папочкой, где лежат его фотографии. У него эту папочку забирают, актер заполняет анкету, и все это отправляется в картотеку, на полку. Но ведь наступил XXI век - он предлагает новые технологии и ждет новой степени точности. Во-первых, мы проводим свою фотосъемку, потому что хотим ровного хорошего качества фотоматериалов. И, кстати, потому что хотим адекватных фотоматериалов. Ведь сейчас фотошопом можно скорректировать все, что угодно и настолько усовершенствовать лицо на изображении!.. А нам необходимо запечатлеть человека таким, каков он есть. Во-вторых, с каждым, кто к нам приходит, мы проводим видеокастинг. У нас есть видеостудия, в ней работают специальные режиссеры, чья задача – максимально проявить актера. Чтобы он за 8-10 минут пребывания в кадре показал свой диапазон. Кстати, актер не просто рассказывает про себя. Он читает дикторский текст, он разыгрывает разные ситуации. В нашей базе около 20 тысяч видеофильмов! У нас мощнейший сервер, там хранятся месяцы информации. Если вы захотите отсмотреть все, что нами отснято, вам придется заниматься круглосуточным отсмотром полгода. Ну и, конечно, каждый актер заполняет очень подробную анкету.

- Как происходит подбор исполнителей для конкретного проекта?

- Режиссер, желающий отобрать себе артистов, сначала подает нам заявку – с подробнейшим описанием требований к исполнителю. У нас подбирают несколько вариантов, от трех до десяти. Потом режиссер садится вместе с кастинг-редактором за компьютер и отсматривает эти варианты.

- Какие актерские качества необходимы для успеха на кастинге?

- Самое главное – человек должен быть естественным. Этому учат на первом семестре первого курса любого театрального института, – органичность. «Я в предлагаемых обстоятельствах». Не надо ничего изображать, ничего специального разыгрывать, не надо перевоплощаться. Человек нам интересен такой, какой он есть. И задача режиссера на кастинге не разворачивать актера в какую-то неожиданную сторону, а общаться с ним предельно доверительно, чтобы он показал себя самого.

- Часто бывает так - видишь актера на сцене и приходишь в ужас или засыпаешь. А потом включаешь телевизор или идешь в кино – и оказывается, что на экране тот же актер создает интересный образ. Случается и наоборот. В чем тут дело?

- Театр, кино и телевидение делают акцент на разных свойствах артистической индивидуальности. В театре очень важно, чтобы актер умел уловить общий мощнейший вектор развития роли. Чтобы он от первой сцены до самого финала нес эту целостность образа, со всеми его поворотами. На телевидении важны крупные планы. Именно с их помощью улавливаются мельчайшие внутренние движения в человеке. Поэтому так важна тонкая эмоциональная подвижность, которую может зафиксировать камера. Другой актер, может, обладает величайшим душевным размахом – но ему тесно в крупном кадре, этот размах там не помещается и потому не виден зрителю. В театре тело артиста «играет» всегда целиком, важна общая пластика. А в кинокадре иногда актер долго неподвижно сидит на стуле, молчит, - и мы восторгаемся его гениальностью. Актеру, бывает, нужен длительный эмоциональный разгон для того, чтобы подойти к кульминации... – для театра это хорошо. Но на съемках актер должен уметь сразу включиться в сцену, должен уметь наполнить крошечный эпизод своей жизненной органикой. Сегодня, допустим, снимают полторы минуты из середины и тридцать секунд из финала серии. И актер должен выложиться сразу в этих эпизодах и сыграть все необходимое по роли за секунды пребывания в кадре.

- Перед вами проходят сотни исполнителей. Наверно, у вас уже наметанный глаз и вы способны предугадывать актерское будущее - мол, вот он обязательно станет звездой, а этот никогда...

- До известной степени, конечно, это как у хирурга. Чем больше он режет, тем тверже рука. Вот, допустим, сейчас по Первому каналу идет детективный сериал «След», который тоже обслуживает «ТелеКастинг». Там задействованы сравнительно свежие актерские силы из нашей информационной базы. И я убежден, что основные исполнители после этого проекта будут звездами. На это работает весь ресурс самого проекта, – а это четыре фильма в неделю с высоким рейтингом - промоушн-ресурсы Первого канала и производящей компании «ТелеРоман».

Но дело в том, что звезда не есть постоянная величина, указывающая на уровень дарования артиста. Бывает, артист со средним талантом превращается в звезду. Но и напротив, нет прямых гарантий, что актер будет звездой, если у него незаурядный дар. Звезда - это степень популярности.

- А что такое популярность?

- Востребованность актера, его совпадение с эпохой, со своим временем. Евгений Урбанский, сыгравший Губанова в «Коммунисте», был звездой. Но я не уверен, что, появись он сейчас, он тоже сделался бы звездой. Один российский журналист, помню, беседовал с Бриджит Бордо и часто называл ее звездой. Наконец она не выдержала и сказала: «Знаете, я наверно у вас в стране звезда. А во Франции я уже очень давно не звезда».   

- Можно ли уловить перемены актуальностей, так сказать? Вот, к примеру, мой знакомый актер Григорий Данцигер несколько лет назад даже собирался мне в интервью рассказывать, как его не хотят снимать в кино. Потому что он не похож на крутого российского мужика и вообще рыжий. Но вот смотрю – Гриша появляется на экране все чаще... Или Инга Оболдина, которую, был период, вообще не снимали, хотя о таланте этой актрисы все прекрасно знали...

- Наверно, вы привели показательные примеры. Ведь что происходило у нас в стране в постсоветский период? Сначала, получив свободу идеологическую и эстетическую, все бросились подражать Голливуду. Всем хотелось, чтобы у нас тоже были крутые парни, крутые мужики, супермены и неотразимые красавицы с ногами от шеи. И кино, и телевидение искали таких. Но сейчас идет возвращение к нашим родным культурным ценностям. Заметьте, у нас стали снимать серьезное кино. Зрителю становится интересна душевная жизнь героев, внутренние человеческие проявления. Вспомним наших звезд 60-х – 70-х годов. Евгений Леонов, Михаил Ульянов, Андрей Мягков разве похожи на мачо? Нет. Наталья Гундарева похожа на голливудскую диву?.. И у нас сейчас происходит тяготение к более естественным человеческим типам, в которых можно узнать обычных людей. В герое интересно то, что приближает его к зрителю, то, что у них есть общего. Хотя, конечно, зритель ожидает увидеть в герое и нечто такое, о чем он мечтал бы. Чтобы зритель или зрительница имели основания размышлять: «О, я могу стать более похожим на него или на нее». Но в любом случае современный герой становится более сопоставим со зрителем, нежели герой пятилетней давности. Потом, сейчас начинает интересовать думающий человек, герой, у которого имеет место интеллект, – и это тоже новая тенденция после бесконечных «силовиков». 

- Видны ли радикальные изменения в нашей актерской школе?

- Сейчас много рассуждают о падении образования в нашей стране. Я, будучи преподавателем двух крупнейших театральных институтов, ГИТИСа и Щукинского училища, могу со всей ответственностью констатировать: наше театральное образование не ухудшилось и наша великая актерская школа сохранилась. И я знаю почему. В театральных институтах работают замечательные мастера. Работают за двадцать копеек. Их тамошние зарплаты даже бесполезно сравнивать с их же гонорарами за один съемочный день. Но выдающиеся актеры, несущие в себе традиции российской актерской школы, продолжают работать со студентами, потому что они фанаты, они не могут этого не делать, они считают эту работу необходимой. Общая линия в государстве сейчас направлена на оглупление людей. Но, в том числе благодаря сохранению нашего театрального образования, выживает наш российский культурный базис и наши традиционные ценности – сочувствие, сострадание, внимание к внутреннему миру личности...

- А вам не кажется, что такие телепроекты, как «Федеральный судья», в котором участвует ваша компания, как раз спекулируют на этих высоких ценностях?

Не кажется. Само наличие такой программы – позитивный факт. Заметьте, в Америке, где судебная система очень развита и юридическая грамотность населения высока, - сколько там киносюжетов, в центре которых судебные процессы, сколько телевизионных шоу. То же и в Европе. В Германии (а «Федеральный судья» снимается по немецкой лицензии) до недавнего времени таких шоу было шесть! В России, где к достойному уровню института суда пока только стремятся, судебные телешоу просто необходимы. Чтобы люди лучше себе представляли, что такое суд. Чтобы само понятие судебного разбирательства входило в обиход. Принципиально, что судьи, адвокаты, обвинители в «Федеральном судье» - люди с юридическим образованием и судебной практикой. Они хорошо понимают, о чем говорят.

- В 90-е годы драматург Николай Коляда на вопрос журналиста «Почему вы хотели стать актером?» отвечал: «Думал, денег буду много зарабатывать». И это был юмор! Теперь актер действительно может очень много зарабатывать. Ваша компания участвует в процессе ценообразования на актерский труд?

- «ТелеКастинг» – связующее звено между актером и теми, у кого он снимается (рынком его занятости). Мы помогаем определить и зафиксировать стоимость работы конкретного актера, определить его цену. Нет ничего неприличного в том, что каждый актер имеет свою цену. В большом футболе, к примеру, все тонкости аналогичных соглашений, вся документация и нормативы разработаны предельно подробно. Там практика приобретения игроков клубами уже сформировалась. В сфере российского кино и телевидения пока до такого уровня далеко. И наша сфера очень нуждается в проработке законов, регулирующих в том числе и финансовые отношения актеров с рынком масс-медиа. Актер вступает в деловые отношения с теми, кто работает над тем или иным проектом. У актера есть права, но есть и обязанности. От своевременного знания текста роли и до обязанности не уезжать из города, где ведутся съемки, в определенные отрезки времени. Я считаю, актер - очень тяжелая профессия. Такая профессия должна адекватно оплачиваться – в этом направлении сейчас и развивается практика российского рынка.




Вернуться назад ««
Фотогалерея
 
 
 
Все фотографии >>

Тел / факс:   
(495) 617-0325
                               
E-mail:  info@teleroman.ru